«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

0

«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

Комментарии Руслан Безруков берёт пример с Дзюбы и Бекхэма, помнит о психологических проблемах бывшего тренера и вспоминает эмоциональность Дзагоева.

21-летний защитник «Рубина» Руслан Безруков не похож на своих сверстников: читает книги, пьёт мате и уже планирует стать тренером. В интервью «Чемпионату» Руслан объяснил, почему берёт пример с Бекхэма, вспомнил психологические проблемы Слуцкого и нашёл пользу в вылете казанцев в Первую лигу.

«Представляю, сколько бы потеряли люди, если бы Дзюба не появлялся на публике»

— На Матче звёзд Кубка России ты почти последним ушёл из раздевалки из-за интервью. Общение с журналистами — важная часть работы для футболиста?
— Для меня это так, потому что мало людей знают, как живут футболисты. А болельщикам же это наверняка интересно.

— Многие игроки избегают общения со СМИ. Почему ты не отказывал? Хочется становиться более узнаваемым?
— Наверное, такой цели нет. Просто для меня это в новинку. Например, недавно смотрел сериал про Бекхэма, как он становился медийным спортсменом, хотя это было не принято в футболе. Следую этому примеру: хочется пообщаться, ответить на вопросы, которые интересны болельщикам, поэтому я это и делаю.

— В качестве примера медийности ты назвал Дзюбу. Чем тебя привлекает Артём?
— Мы можем вспомнить другую сторону его известности, ха-ха. Но на самом деле Артём очень харизматичный человек. После личного общения это особенно ощущается. Представляю, сколько бы люди потеряли, если бы он не появлялся на публике. К Дзюбе могут относиться по-разному, но у него есть своя точка зрения. Думаю, многим интересно следить за его активностью и вне поля.

— Ты рассказывал, что любишь разные шоу. В какое хотел бы сходить в качестве гостя?
— Сейчас есть много шоу, но выделю то, которое смотрю с сестрой: «Натальная карта», где разбирают знаки зодиака. Раньше смотрел все шоу Леонида Викторовича [Слуцкого]: было интересно, что-то можно почерпнуть для себя. Во всём хотелось бы поучаствовать, поэтому я и открыт к общению.

— Кто из «Рубина» меньше всего любит камеры и общение с журналистами?
— Раз уж я так активен, то все, кроме меня, ха-ха. На самом деле, сложно кого-то выделить: кто-то это любит меньше, кто-то — больше. Мне кажется, никто не откажется записать интервью, если это уместно.

«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

Руслан Безруков

«На сборах даже те, с кем я хорошо знаком, открываются по-новому»

— У «Рубина» продолжаются сборы. Как продвигается подготовка к сезону?
— Вначале было тяжело, хотя я тренировался в отпуске. Сейчас уже привыкаем к нагрузкам. Тренировки очень интенсивные.

— Сборы – самый сложный период для футболиста?
— Мне, наоборот, очень нравится это время. Можно побольше времени провести со своими товарищами по команде, кого-то лучше узнать. Даже те, с кем я хорошо и долго общаюсь, открываются по-новому. Это как лагерь в детстве. Конечно, тяжёлый период, от тренировок ничего не отвлекает. Самый кайф для футболиста!

— У какого тренера были самые сложные сборы?
— Кажется, Рашид Маматкулович на первом месте. Первые дни у него самые тяжёлые, а потом уже привыкаешь. Со Слуцким не успел застать сборы. Но и я всегда приезжаю готовым после отпуска.

— Как футболисты «Рубина» проводят свободное время?
— Сейчас проходят разные мероприятия: в приставку можно поиграть, челленджи, бывают тренировки для поднятия настроения, когда мы дурачимся. Посидеть и пообщаться за чашкой чая – тоже хороший вариант.

«Могу проснуться в пять утра, чтобы почитать книгу»

— Ты взял с собой книгу на сборы. Часто читаешь?
— Раньше постоянно, мне очень нравилось. А сейчас времени стало поменьше: автошкола, готовлюсь к экзаменам, надо продолжать изучение английского языка, а то у нас уже много иностранцев в команде. Я не люблю читать автобиографии — фантастика и драма больше по душе. Из последнего читал «Голодные игры». Когда попадается интересная книга, могу залпом её прочитать, даже в пять утра проснуться ради этого.

— Есть любимые авторы?
— Один из таких — Ремарк. Уже три-четыре произведения прочитал. Ещё отмечу Стивена Кинга, хоть и не очень знаком с его творчеством. Например, «11.22.63» немного выделяется из его привычного стиля, но мне очень понравилось. Читал трилогию и продолжение «Дом странных детей» Рэнсома Риггза, тоже интересно.

— Откуда такая любовь к чтению?
— Когда-то у меня её вообще не было. Просто решил попробовать, хвастался маме, что начал читать. Одна книга, другая, так и проникся. Литература ещё попадалась интересная: «Книжный вор», произведения Джейн Остин. Потом энтузиазм немного утих, а сейчас стараюсь не забрасывать это дело.

— Многие молодые ребята не любят читать книги. Что бы ты посоветовал, чтобы заинтересоваться чтением?
— Наверное, к этому нужно просто прийти, найти интересную для себя книгу или автора. Многих отталкивают скучные автобиографии, научная литература. Но книги это то же самое, что и фильмы: если подобрать интересное чтиво, то можно получить удовольствие даже больше, чем от экранизации.

«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

Руслан Безруков

«Всегда видел, как Месси пьёт мате, а теперь и сам гуру в этом деле»

— Ты любишь латиноамериканский напиток мате. Когда первый раз попробовал и чем он понравился?
— С мате у меня интересная история. Всегда видел какой-то сосуд у Месси и других латиноамериканцев. Интересно было, что они пьют. А когда в «Рубин» перешёл, увидел это у некоторых ребят, сфотографировал, пока никто не видел, почитал. Попробовал мате уже только в Ростове во время отпуска в чайной.

Сначала мне вообще не понравилось, а потом стал больше вникать и влюбляться в этот напиток. Сейчас уже гуру в этой теме, подсадил некоторых друзей. Для спорта это хороший напиток, а особенно для тех, кто хочет избавиться от кофе. Даже заказал себе именной сосуд — калабас, выгравировал там свои инициалы, слоган по жизни и футбольный мяч.

— Кто из «Рубина» теперь пьёт мате по твоему совету?
— Егор Тесленко, он тоже купил себе такой калабас с гравировкой.

— Дополнительный интерес к латиноамериканской культуре не появился?
— Скорее, это всё ограничивается мате, однако мне интересно общаться с Валентином Вадой из Аргентины, понимать его мысли, узнавать музыкальный вкус. Но больше всего, конечно, интерес к мате. Всегда любил чаи, пил без сахара. Как говорил Валерий Карпин: «Сахар — вредно для футболистов».

«Рад, что есть футбол, иначе пришлось бы боксировать»

— В товарищеском матче с «Ботевом» был удалён Рашид Рахимов. Эмоции — характерная черта для него?
— Рашид Маматкулович — один из самых эмоциональных тренеров, с которыми я работал. Но это не хорошо и не плохо: футбол — это эмоции. Те, кто не отдаётся на поле или за его пределами, не добиваются успехов.

— Кто больше всего попадает под гнев Рашида Маматкуловича?
— Обычно это вся команда, ха-ха. Но можно выделить Марата Апшацева, Егора Тесленко и меня. Мы вместе шутим и вместе от него получаем. Но это всё рамках тренировочного процесса.

— Рустам Ашурматов назвал Рахимова жёстким тренером. Что он никогда не простит и не поймёт?
— Рашид Маматкулович действительно жёсткий. Это прослеживалось и в игровой карьере, и в тренерской. Он никогда не простит безразличие. Когда футболист не выкладывается, эмоции у него зашкаливают. Это правильно. Я тоже такой человек: начинаю злиться, когда вижу безразличие. Рад, что есть футбол, чтобы выплеснуть эмоции, иначе пришлось бы идти боксировать.

— Ещё не пробовал?
— В отпуске только, потому что это опасный вид спорта. Когда эмоции накапливаются, иду в тренажёрный зал или бью грушу.

— Отмечают необычный тренировочный процесс Рахимова. К чему было трудно привыкнуть?
— Сейчас футбол вообще изменился, у многих специалистов интенсивный тренировочный процесс. Не было чего-то неординарного, но тренировки тяжёлые. Ко всему спокойно привыкаешь.

«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

Руслан Безруков (слева)

«Слуцкий, Карпин и Рахимов спокойно могут тренировать в Европе»

— Твои тренеры — Слуцкий, Карпин и Рахимов — работали в Европе. Как часто они рассказывали об этом?
— Бывает такое. Сразу пришло на ум, когда Рахимов рассказывал про важность процента выигранных единоборств в Европе, приводил статистику. Если мы будем это делать чаще, чем соперник, то и побеждать будем больше. К тому же у нас есть пример перед глазами. Рашид Маматкулович всегда показывает упражнения.

— Какие главные детали они подчёркивали в европейском футболе, которых нет в России?
— Опять же, количество единоборств, проведённая работа на поле. В лучших европейских чемпионатах интенсивность выше, это от нас и требуется.

— Веришь, что они могут ещё потренировать в Европе?
— Они спокойно могут там работать. Слуцкий, Рахимов и Карпин — тренеры европейского уровня. По каким-то обстоятельствам или своему желанию сейчас они там не работают. В тренировочном процессе чувствуется, что они способны тренировать в Европе и добиваться успехов.

— Ты рассказал, что при Слуцком многое переосмыслил. Что именно?
— При каждом тренере получаю что-то новое, но с ним я получил много знаний в тактическом плане, даже в игре не на своей позиции. Когда Викторович на теориях что-то рассказывал отдельным футболистам, я слушал и делал заметки в голове, а потом переносил это в планшет. Например, было интересно узнать, что нужно для крайнего защитника и центрального полузащитника. Ещё всегда думал, что тренер это всегда начальник. А с ним можно быть ещё и близким другом.

— Леонид Викторович известен своими психологическими приёмами. Он правда в этом силён?
— До прихода Слуцкого в «Рубин» я мало его знал. Но потом всё больше и больше стал открывать важность психологии. У нас с Головиным один агент, и он рассказывал, как Слуцкий помогал ему освоиться в команде, найти общий язык с партнёрами. Это прослеживалось и в «Рубине». Слуцкий создаёт семейную атмосферу, у него сразу вливаешься в коллектив. Общение с Леонидом Викторовичем было тесным, хотя не со многими тренерами такое бывает. Это что-то новое для меня. Сейчас поддерживаем с ним общение. Желаю ему удачи в Китае!

— Как ведёт себя Слуцкий, когда во время матча всё идёт не так?
— Конечно, он нервничает. По нему видно, что не любит проигрывать. Он старался подавить это в себе, чтобы мы не видели. Где-то получалось, где-то — нет. Но футболисты должны отталкиваться от себя.

— Чувствовалось, что он выгорел в «Рубине»?
— Из-за того, что я с ним тесно общался, замечал это. Видел разницу в его эмоциональном состоянии между тем периодом, когда я пришёл в команду, и тем, когда он уходил. Я понимал, что это возможно, но всё-таки надеялся, что Викторович справится. Наверное, большинство людей этого даже и не замечало.

— У футболистов бывает выгорание?
— Конечно, психологические проблемы возникают. Однако футболисты, которые дошли до высокого уровня, научились бороться с этим. Когда я пришёл в «Рубин», тоже с этим столкнулся, особенно после промахов из убойных позиций. Я был расстроен, даже записался к спортивному психологу, но мне эта терапия не помогла. Повлияло общение с Леонидом Викторовичем и поддержка от команды. В таких случаях надо просто трудиться, всё пройдёт.

— Китай — неожиданный вариант для Слуцкого?
— Я понимал, что он востребован и ждёт хорошего предложения. Это не стало для меня какой-то новостью, тем более я знал об этом заранее. Со Слуцким мы общались, когда он не работал. Замечал, что у него уже горят глаза и ему хочется снова тренировать. Теперь буду рад его успехам.

«Дзагоев мог играть ещё дольше, если бы раньше взялся за голову»

— Ты немного сыграл с Дзагоевым. Правда, что он отличался особым профессионализмом?
— К концу карьеры Алан сделал всё, что от него зависело, чтобы поддерживать уровень интенсивности и восстановления. Как он сам говорил, если бы раньше взялся за голову и делал бы это, то мог бы играть ещё больше. Играть с Дзагоевым было счастьем: видеть его восстановление, ошибки, чтобы потом не повторять их. Это пример для подражания на поле и вне его.

— Игорь Акинфеев в шутку назвал его психом. Алан срывался на играх или тренировках?
— Он тоже очень эмоциональный, но большинство футболистов такие. Просто кто-то не держит это в себе. Дзага спокойно может стать тренером. Человек с возрастом меняется: может быть одним игроком, а тренером — уже другим.

«Нравятся стиль Гвардиолы и философия Хаби Алонсо»

— Ты рассказал, что пишешь конспекты тренировок и тоже хочешь стать тренером. Откуда такая дальновидность?
— Мне просто интересно оставаться дополнительно и слушать теоретические занятия. Это началось ещё с молодёжки и академии «Ростова». Интересно узнавать точку зрения тренеров, что-то новое в игре. Казалось бы, футбол уже столько лет живёт, но всё равно от каждого тренера можно почерпнуть новое видение. Это мне помогает сейчас, однако я понимаю, что и в будущем для тренерской деятельности это тоже пойдёт на пользу.

— У каких тренеров больше всего почерпнул для своих заметок?
— Наверное, у Слуцкого. С ним я начал свои конспекты, а сейчас в процессе написания нового с Рашидом Рахимовым.

— Уже определился со стилем игры твоей команды? Чей больше нравится?
— Тут всё очевидно — Гвардиола. Видно, что у него горят глаза, постоянно хочет открывать для себя что-то новое. Сейчас ещё интересно следить за философией Хаби Алонсо в «Байере».

«Хочется подражать таким футболистам, как Роман Ерёменко»

— Чем запомнился период работы с Карпиным?
— Это был этап взросления, переход из юношеского футбола во взрослый. К сожалению, мало с ним поработал, но этот период был полезным и познавательным. Смог поиграть с Романом Ерёменко, Ивелином Поповым, как раз с ним виделись во время матча на сборах, пообщались. Это оказалось большим подспорьем для меня.

— Сейчас в «Ростове» много молодых футболистов. Как в то время Карпин работал с молодёжью?
— Когда я переходил на новый уровень, в «Ростове» играло много классных футболистов, и молодому игроку оказывалось тяжело пробиться в состав. Работа с молодёжью была видна, но не в той степени, как сейчас. Сегодня в «Ростове» молодые футболисты раскрываются, рад за них. В команде поменялся вектор развития в этом плане, заметна тренерская работа. Даже с молодыми игроками команда может показывать результат.

— Ты застал последний год Романа Ерёменко в России. Какую роль он играл в коллективе?
— Роман — один из лучших футболистов, с которыми я играл. Он обладает высоким футбольным интеллектом и исполнительским мастерством. Рад, что мне удалось увидеть этот уровень. Когда играешь с таким футболистом, как Роман, то сам начинаешь прогрессировать и перенимать его повадки. Сейчас пытаюсь работать головой на поле так же, как он. Посмотрим в будущем, получается или нет. Очень хочется подражать таким людям.

«Многие даже не замечали проблемы Слуцкого». Защитник «Рубина» рушит стереотипы

Руслан Безруков

— Согласен, что он мог и дальше играть в РПЛ?
— Мне тоже так казалось. Видимо, у него были свои причины, чтобы переехать в Финляндию.

— Тогда в команде был и Павел Мамаев. У него правда сложный характер?
— Я бы так не сказал. Павел мне тоже помогал первое время освоиться в команде. Он мне дал совет раскрепоститься и получать удовольствие. Когда приходишь в основную команду, начинаешь себя накручивать и переживать. А Паша мне сказал: «Расслабься и делай то, что умеешь». Это помогло мне показывать свой уровень. Я тоже читал про него много новостей, о его репутации, но в общении он мне показался хорошим человеком.

— В какой форме был Павел в тот период?
— У него была потрясающая форма, умело находил свободные зоны в последней трети перед воротами, где мог забить мяч. У него хорошая чуйка и открывания. Организм может постареть, но уровень мастерства раскрывается как раз к более зрелому возрасту. В тот момент не мог подумать, что в ближайшие два-три года он завершит карьеру.

«Из вылета «Рубина» в Первую лигу можно извлечь пользу»

— Казань — футбольный или хоккейный город?
— Как бы тяжело ни было это признавать, но скорее хоккейный. Однако всё зависит от футболистов: если мы будем показывать хорошую игру, то сможем это переломить. Но это здорово, когда в городе футбольная и хоккейная команда играют на высоком уровне, потому что у людей есть возможность выбрать свой вид спорта.

— Бываешь на матчах «Ак Барса»?
— Конечно! В том сезоне было больше возможностей посещать, потому что матчи не совпадали. Сейчас поменьше, но в свободное время стараюсь ходить. Мне нравится хоккей: эмоциональный, боевой вид спорта. Даже интересно попробовать себя в нём.

— Уже есть любимый хоккеист?
— За хоккеем начал следить, когда пришёл в «Рубин», поэтому назову Александра Радулова из «Ак Барса».

– Когда «Рубин» играл в Первой лиге, для болельщиков это ощущалось как трагедия?
— Да, но из всего можно извлечь пользу. Много людей стало ходить на наши матчи, потому что в Первой лиге не было Fan ID. Там мы увидели другие города, когда ездили на гостевые игры. Это тоже опыт. Клуб сделал всё, чтобы скорее вернуться в РПЛ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *